«В день матча игроки «Спартака» завтракали икрой». Итальянец, который работал в штабе Невио Скалы, а теперь помогает Талалаеву в «Ахмате»

0 просмотров Нет комментариев

Красно-белые воспоминания.

Серджо Джовани 56 лет. Футболистом он не выбирался за пределы Серии С. Чтобы зарабатывать больше и иметь профессию на будущее, совместил игру с работой тренера по физподготовке – в тех же командах, за которые выступал. Закончив карьеру в 30, продолжил быть тренером и путешествовал по тому же третьему дивизиону, но иногда сотрудничал с топами. Например, в 1990-х его дважды брали на летние сборы «Милана».

В 2001-м Джовани поступило неожиданное предложение: помогать Невио Скале в «Шахтере». Тренер согласился, затем приехал с боссом в «Спартак», где познакомился с Андреем Талалаевым – тот работал в штабе Скалы переводчиком.

Следующие 15 лет Серджо и Андрей общались, хотя жили в разных странах (итальянец вернулся домой), а в 2019-м Талалаев позвал Джовани ассистировать в «Химки». С лета 2020-го оба работают в «Ахмате».

«В день матча игроки «Спартака» завтракали икрой». Итальянец, который работал в штабе Невио Скалы, а теперь помогает Талалаеву в «Ахмате»

Александр Головин встретился с Джовани и услышал его спартаковскую историю. Итальянец говорил про 2004 год, но, кажется, за 16 лет в управлении клубом мало что изменилось.

Джовани и Скала впервые сделали «Шахтер» чемпионом Украины, а оттуда переехали в Россию 

– Впервые мы встретились с Невио Скалой в 2001 году. Перед этим несколько лет я работал в штабе Стефано Куоги – тренера, который играл у Скалы в «Парме», завоевывал с ним Кубок кубков. Невио позвал Куоги с собой помощником в «Шахтер», а тренер по физподготовке, который всегда работал со Скалой, поехать на Украину не смог. Тогда Скала уточнил у Куоги, может ли он посоветовать хорошего физио. Тот рассказал обо мне.

Невио узнал мнение нескольких знакомых обо мне, а дальше мы встретились в ресторане в Парме – Скала, Куоги, тренер вратарей и я. Скала объяснил нам, что такое «Шахтер», и мы поехали на Украину.

В 2001-м никто не знал «Шахтер», все говорили только о «Динамо» Киев. При нас «Шахтер» впервые выиграл чемпионат, добавив к этому Кубок. Помню, как в финале обыграли «Динамо» – 3:2 в Киеве. Через пять дней – матч чемпионата, мы снова выиграли – 2:0. Обошли их на одно очко за три тура до конца. Потом по очереди выиграли по три игры – и мы стали чемпионами.

Сейчас «Шахтер» – большой клуб. Мы изменили там многое. Те, кто пришел потом, продолжили нашу работу. Но начали ее мы.

После «Шахтера» Скалу позвали в «Спартак», он ответил, что придет со своим штабом. Так Невио снова взял нас в другую страну.

«В день матча игроки «Спартака» завтракали икрой». Итальянец, который работал в штабе Невио Скалы, а теперь помогает Талалаеву в «Ахмате»

В «Спартаке» Джовани не понимал баню (считает ее опасной), а Скала сам приготовил настоящую пасту для игроков (русские повара не умели)

Время в Москве получилось очень приятным. Пока мы работали, в клубе менялись многие вещи, но от этого он не становился менее великим. На домашних матчах я всегда вдыхал историю. На выездах удивлялся, как много людей болели за нас в далеких городах. Тогда понял, что «Спартак» – сила.

Самая странная вещь, которая произошла со мной в России, – потеря машины. Вечером я пошел в ресторан – до этого ходил в него 30-40 раз. И всегда парковал авто в одном месте. Тем вечером вышел из ресторана и не обнаружил машину. Я был в отчаянии, потому что подумал, что кто-то ее украл. Позвонил Андрею Талалаеву, он начал поиски.

Оказалось, машину эвакуировала полиция, потому что я оставил ее в неположенном месте. Хотя до этого всегда оставлял там – и ничего не происходило. Более того: три другие машины, которые стояли рядом, оказались нетронутыми. А мою увезли. Нам с Андреем пришлось ехать в полицию. Нашли машину только в 11 часов. Через несколько дней об истории написали в газетах. Странная и забавная вещь одновременно.

Необычная традиция в команде – баня после тренировок. Для нас, итальянцев, это новость. Когда я видел, что после занятий почти игроки все шли в баню, я удивился: «Вау!» Другая новость – завтрак с икрой в день игры, игроки «Спартака» так питались. Я спрашивал: «Почему икра?» – «Потому что она дает энергию». – «Да, но икра – очень тяжелый продукт для организма, желудок перерабатывает ее часами».

Понимаю, что это русская традиция, но она опасна. Пришлось объяснять, что так лучше не делать.

«В день матча игроки «Спартака» завтракали икрой». Итальянец, который работал в штабе Невио Скалы, а теперь помогает Талалаеву в «Ахмате»

Мы не накладывали тотальные запреты. У нас была такая идея: если тебе нравится сауна, то ходи в нее за два-три дня до игры. Если эта твоя традиция, я не могу запретить, но это опасно. Не ходи в день игры, не ходи за день до игры. После – ходи. Мы меняли все шаг за шагом.

Помню, как перерабатывали меню. Русские клали в тарелку пасту вместе с мясом. А для нас паста – главное, отдельное блюдо. Ты можешь есть ее с мясом, рыбой, сыром, но не в той же тарелке. Например, здесь – белая паста с соусом, в другой тарелке – курица. Мешать недопустимо. Пасту едят только с соусом. У итальянцев есть тысячи рецептов пасты.

Можно приготовить соус с мясом, с томатом, со многими ингредиентами. Карбонара – это паста с особым мясом, маслом и сыром. Отдельно готовишь соус, отдельно – пасту. Потом ешь карбонару, а дальше, если хочешь, – мясо. Не сразу, не вместе. Для нас есть все сразу невозможно.

Когда Скала понял, что в России этого не понимают, он пришел на кухню, сам приготовил соус, пасту, накормил команду и сказал: «Смотрите, что такое паста». Так они начали есть настоящую пасту.

Для итальянцев норма, когда вся команда принимает пищу в одно и то же время. В 7 вечера – значит, в 7 вечера вся команда сидит и ест. Кто доел, сидит и ждет остальных. Не так, что я поел, встал и пошел. Если закончил, то жди.

До нас в «Спартаке» все ели за разными столами на четырех человек. Скала решил, что нужен один стол на всех – 25-30 человек. Мы ведь команда. Для некоторых это неважно. Но для итальянцев – важно.

«В день матча игроки «Спартака» завтракали икрой». Итальянец, который работал в штабе Невио Скалы, а теперь помогает Талалаеву в «Ахмате»

Кормил ли Скала игроков спагетти с сахаром? Еще и в бане? (об этом вспоминал Дмитрий Парфенов – Sports.ru). Это невозможно, я не знаю о таком. Может быть, есть сумасшедшие игроки, которым нравятся спагетти с сахаром, но это новость для меня, Парфенов что-то путает. Я только помню, что Самедов любил шоколад. Я покупал для него шоколадки каждый раз, когда он играл хорошо.

Вино – не проблема для футболистов, если пить в меру. Джовани до сих пор помнит слова суперпрофессионала Олега Лужного по поводу режима 

В «Спартаке» на ланче или за ужином Скала разрешал выпить немного вина. Не после тренировки, а во время приема пищи. Один бокал – два-три пальца. Красное вино полезно в небольших количествах. Белое – другое, но опять же – красного надо два-три пальца (кладет их ребрами друг на друга – Sports.ru). Не такие два-три пальца (ставит их друг на друга – Sports.ru).

Честно, я не проверяю игроков во время еды. Но думаю, что в «Ахмате» игроки не пьют, потому что здесь много мусульман, у них свои обычаи. Но в большинстве команд, где я работал до этого, тренеры говорили: «Окей, немного – можно». Полный бокал не очень хорошо, половина – нормально. Тем более сейчас 90% игроков – профессионалы, они все понимают.

Однажды я говорил с украинским тренером, который играл в «Арсенале», – Олегом Лужным. Он сказал, что в Британии до игры команда не собирается в отеле, а остается дома с семьями. Вечером перед игрой он идет с семьей в ресторан. Я спросил: «Ты считаешь, это нормально?» Он ответил: «Я профессионал. Я знаю, что завтра у меня игра. И в ресторане ем то, что мне нужно для завтра. Моя семья ест то, что хочет. А я ем то, что мне нужно. Это моя работа. Если я выпью, если приду домой поздно, это плохо для меня».

«В день матча игроки «Спартака» завтракали икрой». Итальянец, который работал в штабе Невио Скалы, а теперь помогает Талалаеву в «Ахмате»

Я запомнил те слова, помню их даже спустя 15 лет. Думаю, это правильно. Я верю, что игроки могут сами определять зону ответственности. Мы не в лагере: «Делай это, делай то». Так не работает. Но я могу объяснить ему, почему хочу, чтобы он поступил по-другому. Если он профессионал, то последует моему совету.

Многие хорошие игроки не понимали этого. У них были хорошие карьеры, а могли быть великие, но они не следовали правилам. Ибрагимович, Мальдини, Гаттузо, Гиггз – все они доиграли до почтенного возраста, потому что профессионалы. Интенсивность на поле с каждым годом все выше. Если бы они не выполняли требований, они бы не смогли играть. Они бы заканчивали в 30 лет, потому что тело быстро стареет.

Еще очень важен менталитет. Если в Италии ты задержишься в ресторане перед игрой, а потом проиграешь, газеты напишут об этом. Напишут, что ты сидел в ресторане с пятью девушками, потом пошел в ночной клуб и был пьяным, а вернулся домой в 6 утра. Все потому, что там четыре газеты каждый день пишут про спорт. 50 страниц только про спорт. 35-40 страниц – про футбол, от Серии А до четвертого дивизиона. Им нужно искать новости каждый день. Поэтому, если ты выходишь на поле с левой ноги, они будут искать причину. Спросят: «Почему? Где проблема?»

Об увольнении штаб Скалы узнал из новостей, в «Спартаке» с ними никто не попрощался. Это произошло после победы, которой не радовался никто из менеджеров 

Скалу в «Спартак» позвал Червиченко, но он был боссом несколько месяцев – потом пришел Федун. Не хочу много говорить об этом, но он обсуждал со Скалой, каких игроков надо купить, каких продать. После этого начались проблемы.

Например, Кавенаги. Он был хорошим игроком, но не тем, чтобы играть в тот футбол, который мы хотели. Кавенаги – игрок штрафной, он стоит в штрафной и играет на отрезке 40 на 15 метров. Он не играет за пределами штрафной. А мы хотели того, кто играл бы по-другому. Кавенаги хороший, но не для нашей системы. Мы хотели другого игрока.

«В день матча игроки «Спартака» завтракали икрой». Итальянец, который работал в штабе Невио Скалы, а теперь помогает Талалаеву в «Ахмате»

Нас уволили, когда мы находились на шестой позиции в таблице (на самом деле – на восьмой, с отставанием в три очка от шестого места и в 12 очков – от топ-3 – Sports.ru). После победы 3:1 над «Крыльями Советов», которые шли вторыми-третьими.

Помню, что до этого было шесть поражений подряд, потом мы купили Видича и еще двух-трех футболистов и начали выигрывать, поднялись в таблице (после шести поражений «Спартак» четыре раза выиграл, дважды сыграл вничью и три раза проиграл, затем Скалу уволили – Sports.ru). До нас «Спартак» был внизу, мы поднялись в середину.

Мы выиграли матч, потом случился перерыв на сборные. На три дня мы улетели в Италию, потому что в команде осталось всего 10 человек. Дома из новостей мы узнали, что нас уволили. Я слушал новости на ТВ, там объявили: «Скала и его штаб уволены из «Спартака». Нас никто не вызывал в клуб, не говорил об этом, хотя мы шли на шестом месте. Кто-то позвонил потом Скале, но обычно делается так: сначала тебе звонят, а потом ты видишь это в новостях.

На тот момент Федун был президентом, генеральным и спортивным директорами – другие люди. Обычно главный босс говорит директорам, что больше не хочет видеть этого тренера или игрока в команде. Дальше они доносят информацию до сотрудников и дают ее в новости. Не так, что босс клуба говорит журналистам, они пишут, а тренеры и игроки узнают из газет. Это для всего мира ненормально. Это ненормальное поведение. Это сумасшедшая система.

Ты – менеджер, твоя работа – доносить мне новости, звонить мне. Вот так – нормально. Если решили сменить тренера, сначала скажите это тренеру, а не журналистам. 

«В день матча игроки «Спартака» завтракали икрой». Итальянец, который работал в штабе Невио Скалы, а теперь помогает Талалаеву в «Ахмате»

Само увольнение нас не удивило. Мы обыграли «Крылья» в «Лужниках», пришли в раздевалку, а менеджеры молчали. Я помню имена и фамилии тех, кто грустил в раздевалке. Помню, они были расстроены, как будто мы проиграли. Скала и второй тренер посмотрели друг на друга и засмеялись. Мы не тупые. Мы знали много вещей, но ничего не могли сказать. При этом работали, никаких проблем. Но как возможно молчать после 3:1? Кстати, как я потом узнал, будущий тренер смотрел тот матч со стадиона. Но я не злюсь. Это нормально: тренеры приезжают, смотрят игры.

Думаю, нас уволили после победы, потому что затем был перерыв и дерби против ЦСКА. Если бы мы не проиграли в дерби, перед этим обыграв лидера, представь себе, что случилось бы дальше. Кто бы уволил тренера после такого?

Когда мы вернулись из Италии, никто не сказал нам «Спасибо», «Удачи». Я просто забрал вещи с базы, пообщался с людьми из персонала и поехал. Я не встретил никого из менеджмента. Окей, я не такой важный человек, но, думаю, Скала тоже никого не встретил. Непонятная ситуация.

При этом отмечу, что «Спартак» уважал наш контракт. В этом плане клуб поступил образцово. Наши соглашения действовали до конца года, нас уволили спустя восемь месяцев, но боссы выплатили всю сумму, как будто мы отработали год. Но контракт – одно, а человеческие отношения – другое.

«В день матча игроки «Спартака» завтракали икрой». Итальянец, который работал в штабе Невио Скалы, а теперь помогает Талалаеву в «Ахмате»

С тех пор много воды утекло под мостом. Но та ситуация для меня до сих пор странная. Это было тяжелое время для клуба. Много изменений, много игроков приходило, уходило. В один день у тебя один директор, завтра – другой. Сложная ситуация для всех.

Джовани говорит, что вместо «Спартака» Видич мог переехать в Италию, но там испугались его проблем со спиной 

Я счастлив, что поработал в «Спартаке» с известными игроками. Конечно, были тяжелые случаи, как с одним парнем из Африки. Мы отправили его во вторую команду, потому что он не уважал правила: он вернулся после дедлайна, оправдывался, но бесполезно – есть правила.

Все остальные игроки запомнились большими личностями – например, Павлюченко, Видич. Первое время они говорили, что мои тренировки слишком тяжелые, просили снизить нагрузки, но выполняли все, что я говорил. 

Вместо «Спартака» Видич мог перейти в «Парму» и «Фиорентину», но там было много иностранцев не из ЕС – Видич не вписывался в лимит. Кроме этого, клубам сказали не покупать его из-за проблем со спиной. «Спартак» пошел на риск и купил. Помню, как на первую тренировку Неманья вышел со специальным бандажом на спине. Я уточнил, насколько серьезная травма. Он ответил, что небольшая, через несколько дней будет в порядке. Так и произошло. Он никогда не заканчивал тренировку раньше положенного.

Хорошо помню Ковалевского, он играл у нас в «Шахтере». Помню молодых игроков – Шишкина, Калиниченко, Иванова. Год назад я встретил Калиниченко на сборе на Кипре, он был тренером в «Родине». Встречал Ковтуна, Парфенова. Год назад в Турции, когда работал с Талалаевым в «Пюнике», встретил Йенчи. Он подошел ко мне: «Вы помните меня?» – «Нет, я не знаю, кто вы». – «Вы итальянский физио? Я Йенчи» – «О, Йенчи. Прошло 16 лет, ты был парнем, а сейчас мужчина. Конечно, я помню тебя и Тамаша».

«В день матча игроки «Спартака» завтракали икрой». Итальянец, который работал в штабе Невио Скалы, а теперь помогает Талалаеву в «Ахмате»

Классно встретить всех их. Но это значит, что я уже старый: мои бывшие игроки уже стали тренерами.

Скалу последний раз я видел четыре-пять лет назад, когда он был президентом «Пармы». Но теперь он больше не работает в футболе – ушел, когда «Парма» вышла в Серию C. Знаю, что сейчас он работает в Италии на своей ферме. Производит вино и табак.

Я был у него дома только один раз, но не видел плантации. Мы встретились, потом пошли в ресторан и пообедали. Он классный мужик. С ним интересно говорить о футболе, об истории, о жизни, об охоте. Он отличный охотник. Еще разговаривает на четырех языках: итальянском, английском, немецком, испанском.

Андрей Талалаев – друг Джовани. Они работали еще в «Волге» и «Пюнике» на сборах, а теперь Серджо переехал в Россию 

Я благодарен Скале, потому что через него познакомился с Андреем Талалаевым. Мы общались с ним все то время, что не работали вместе. Андрею нравится быть тренером. Он любит узнавать новое, поэтому он часто писал мне, задавал вопросы – я отвечал. Иногда я звонил ему, иногда – он мне. В один день он сказал: «Что ты думаешь о совместной работе?» Я был свободен, приехал на 15 дней, на месяц, на два месяца на сборы – сначала в «Волгу», потом в «Пюник». Во время сборов начались проблемы в моей команде в Италии – не со мной, а с командой. И мы решили продолжить с Андреем на постоянной основе. Я начал работать с ним год назад в «Химках».

«В день матча игроки «Спартака» завтракали икрой». Итальянец, который работал в штабе Невио Скалы, а теперь помогает Талалаеву в «Ахмате»

Я стараюсь делать все, что он просит. Иногда пытаюсь объяснить, почему так делать не надо. 

Но в первую очередь мы друзья. Но друзья – это не значит, что у нас всегда одинаковое мнение. Иногда идеи не совпадают, и это нормально. Между нами есть дискуссии.

В 2004-м Федун забраковал Хенрика Ларссона: его посчитали старым. Дальше уговаривали Кежмана, а взяли Кавенаги

Интервью Талалаева: идеально разложил про сумасшедший график, прессинг и общение с игроками после быстрых замен

Фото: globallookpress.com/Alexander Wilf/Russian Look; Gettyimages.ru/Shaun Botterill/Allsport, Alexander Fedorov/Pressphotos; twitter.com/akhmatgrozny; East News/AP Photo/ Ivan Sekretarev; РИА Новости/Александр Вильф, Владимир Федоренко

Источник: sports.ru

Похожие статьи

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован. Обязательные поля помечены как (обязательное)

5 + 4 =