Жаль, но Загитова – уже не фигуристка, а бренд, который ей не принадлежит

0 просмотров Нет комментариев

Карьера Алины Загитовой – главная иллюзия в фигурном катании 2020-го.

Жаль, но Загитова – уже не фигуристка, а бренд, который ей не принадлежит

С одной стороны, она активна и актуальна. Вот фамилия Алины в списке кандидатов в сборную на новый сезон – словно сигнал (похоже, ложный), что федерация знает чуть больше положенного остальным; вот фотографии и видосы из Новогорска – новые занятия, спортзал, лед; вот искренние признания фигуристки, как скучала она без тренировок.

С другой, исчезновение Загитовой из числа участников Кубка России (теперь главного турнира в нашей фигурке), отсутствие новостей о новых программах и вообще тотальная тишина во всем, что касается ее будущего на льду – хотя бы самого ближайшего.

Теперь Кубок России – главный фигурный турнир 2020-го: 5 этапов со звездами, юниоры против взрослых, заедут даже в Сызрань

Загитова еще в декабре максимально запутала поклонников – ее заявление об отказе от соревнований (которое ведущий программы «Время» Клейменов дипломатично и явно срежиссировано переформулировал в приостановку карьеры) получилось абстрактным и скорее породило лишние вопросы, чем ответило на существовавшие.

С тех пор Загитова пребывает в странном статусе – вроде бы действующая фигуристка, которая не хочет выступать на официальных турнирах. Подвешенная над потолком история остается недосказанной, но Алина – и это важный момент – не объясняет ничего; не считают нужным давать пояснения и ее представители.

А вопросов много:

• планирует ли Загитова выступать в этом сезоне не только в шоу?

Жаль, но Загитова – уже не фигуристка, а бренд, который ей не принадлежит

• готовит ли она соревновательные программы?

• выступит ли на контрольных прокатах?

• если да, то почему обещания за нее раздает директор федерации Коган? 

• от чего зависит ее решение о возможном участии в Кубке России?

Честные и вполне корректные вопросы, которые интересуют болельщиков со всего мира, полюбивших Алину и ее катание. Ответить стоило хотя бы ради них, даже если в комментариях они напишут, как сильно им неинтересны планы Загитовой и какое удовольствие им доставляет ее молчание.

Но неопределенность от Алины понятна – сейчас она сама, вероятно, не понимает, что будет делать через месяц: кататься на этапе Кубка России в Сызрани или мелькать с клюшкой или битой на очередном мероприятии возле министра спорта Матыцина.

Жаль, но Загитова – уже не фигуристка, а бренд, который ей не принадлежит

Решать – это обидная правда – не только Загитовой. 

Важно понять, что из всех вещей, которые происходили с Алиной в последние месяцы, по-настоящему ЕЕ желанием было только одно – больше не тренироваться на износ, не страдать перед соревнованиями и хотя бы немного пожить обычной жизнью. Мечта, отказаться от которой ее не заставил бы никто – ни тренеры, ни чиновники, ни даже родные – потому что не было такой силы ни у кого из них. 

Но тогда эмоции были остры, а страдания слишком свежи – сейчас вокруг Алины меньше напряжения, тренерского прессинга и завышенных ожиданий. Зато укрепилось понимание, насколько имиджево важна Алина тем, кто ее окружает. 

Очевидно, что бренд «Загитова» давно живет отдельной от фигуристки жизнью – им пользуются слишком многие, чтобы Алина распоряжалась своим именем так, как ей хочется. Слишком многое на нем завязано (контракты, деньги, внимание болельщиков), слишком многое вложено – чтобы так просто взять и отпустить.

И события, которые происходят с ней или вокруг нее в последнее время, придуманы совсем не Загитовой. Это корпоративные решения, в каком-то роде бизнес-модель, которые обеспечивают уже не только одну Алину. 

Жаль, но Загитова – уже не фигуристка, а бренд, который ей не принадлежит

Просто вспомните детали, за которые после Олимпиады Алину особенно критиковали.

• Невнятное интервью в прайм-тайме Первого, которое было затеяно ради одной фразы: «никуда не ухожу, но больше не участвую в соревнованиях». Все остальное – робкая неспособность объяснить, что тренироваться в прежнем режиме не осталось ни сил, ни желания.

В глазах Алины за 20 минут эфира промелькнул весь спектр ужасных мыслей от «что я тут делаю», до «когда все это закончится». И понятно, что затащили ее в Останкино взрослые люди, чтобы финальный отказ от выступлений облечь в дипломатические формулировки – ради контрактов, договоренностей и обязанностей.  

• Появление в важных проектах президента Путина – предвыборном митинге, прямой линии и голосовании по поправкам в конституцию. Челленджи, в которых Загитова смотрелась предельно неловко и инородно; но решения об участии в них редко оставляют на выбор несовершеннолетним спортсменам, за спинами которых армия из чиновников, директоров и тренеров.

Жаль, но Загитова – уже не фигуристка, а бренд, который ей не принадлежит

• Участие в новогоднем шоу Татьяны Навки вместо чемпионата России, которое украсил мощный штрих: гонорар, начисленный за прокаты не Загитовой или ее родителям, а странному мужчине из администрации «Хрустального» – заместителю директора Эдуарду Аксенову.

Несмотря на стройные объяснения от Навки и ответственных людей из Минкульта и Росконцерта, что Аксенов лишь являлся законным представителем Загитовой, схема напоминала очевидный откат организации, позволившей арендовать фигуристку для шоу.

Следственный комитет проверяет замначальника «Хрустального» в мошенничестве. Схему обнаружил Sports.ru в январе

• Попадание в список сборной России – еще одно решение, которое точно принимала не Алина.

Трудно представить ситуацию, в которой это было бы выгодно не «Хрустальному» (сейчас оттуда не так много фигуристов в сборной), тренерам или федерации, а самой Загитовой. Это статус, который скорее обязывает, чем дарит возможности.

«Новой информации по Алине нет, она говорила, что приостанавливает выступления на этот сезон после Финала Гран-при. Пока ни о чем не уведомляла. Все находятся на самоизоляции, никто не тренируется», – судя по майским словам президента ФФКР Александра Горшкова, Алину в состав включили, даже не спросив ее.

Есть ощущение, что по многим моментам, напрямую ее касающимся, мнение Алины просто не спрашивают – это вопрос доверия к тем, кто принимает за нее решения. И нормально только до тех пор, пока от них не страдает репутация. 

Нет, возможно, и то, что Загитова сама просилась в студию к Клейменову, сама после этого лоббировала свое включение в сборную, сама ставила пост в инстаграм с призывом голосовать и сама же отключала там комментарии.

Если так – вопросов нет.

Но, скорее всего, взрослые, которым повезло распоряжаться бэкграундом Загитовой, просто слегка заигрались. И вместо того, чтобы оставить 18-летнюю спортсменку наедине с счастьем находиться слегка в стороне от фигурного катания, делают все, чтобы ее имя как можно дольше оставалось в трендах и приносило отдачу.

Жаль, но Загитова – уже не фигуристка, а бренд, который ей не принадлежит

Такое уже было однажды с Евгением Плющенко, который 3 года после Сочи-2014 выдавал себя за действующего фигуриста.

И это ужасное сравнение, которого Алина не заслужила. Но благодаря «коллективной Яне Рудковской» из ее окружения повторяет путь когда-то тоже гениального фигуриста. 

Было бы честнее, объяви Загитова о конце карьеры еще зимой. Сейчас она только притворяется действующей спортсменкой

Фото: РИА Новости/Екатерина Чеснокова, Сергей Гунеев; Instagram/azagitova

Источник: sports.ru

Похожие статьи

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован. Обязательные поля помечены как (обязательное)

1 × три =